Московская Международная Бизнес Ассоциация начинала свою деятельность в ноябре 1997 года с 30 компаний-членов. В период расцвета (2000-2010 г.г.) в ее составе было более 200 членов из более чем 30 стран. Даже преждевременный уход с поста ее первого президента – московского мэра Ю.М. Лужкова в 2010 году не особо сильно повлиял на членскую базу иностранных компаний – большинство продолжили либо членские, либо партнерские отношения. Серьезный отток произошел в 2014-2015 гг. в результате западных санкций и российских контрсанкций. А 24 февраля текущего года ознаменовало собой еще один новый этап в работе иностранного бизнеса в России, в том числе и в рамках ММБА.

Всего, по различным оценкам, в России напрямую работают более 5 тысяч иностранных компаний, где занято около 2 млн сотрудников. Из выборки 1382 компаний (Yale SOM CELI, по состоянию на 08.08.22 г.) 811 компаний (58%) покинули российский рынок, при этом 500 из них заявили о возможности возврата. 240 компаний (17%) продолжили свою деятельность, 160 компаний (12%) остановили инвестиции, 171 компания (12%) сократила операционную деятельность.

Из ТОП-10 крупнейших иностранных игроков в России полностью ушли Apple (№5) и Samsung Electronics (№9), приостановили деятельность Folkswagen (№1), Toyota Motor (№7), приостановили инвестиции IKEA (№8), JTI (№6), передали управление российским партнерам в Renault (№3), планируют прекратить деятельность до конца 2022 в Philip Morris Int (№4) и продолжают свою деятельность Leroy Merlin и Auchan (№2 и №10 соответственно).

За прошедшие после объявления СВО полгода сложились определенные механизмы выхода иностранцев из России. Один из наиболее распространенных — продажа бизнеса собственному либо российскому топ-менеджменту. Примеры: Schneider Electric, Dr.Oetker, Crocs, L’Occitane. Достаточно широко используется вариант передачи доверенному лицу контроля с правом обратного выкупа, т.е. заключение опционов. Так были закрыты сделки по уходу OBI, McDonald’s и Renault. Третий вариант – продажа профильному инвестору из «дружественной» России страны. Здесь наиболее активно проявили себя турецкие покупатели: Whirlpool приобрел Arcelik, Mango – Fibe, Reebok – Flo. Есть также вариант т.наз. релокации, т.е. перевода офиса и сотрудников в другую страну, что легче всего для компаний IT сектора. Так поступили, например, EPAM и Huawei. Некоторые бренды, особенно в сегменте одежды и косметики, просто меняют вывески, называя это ребрендингом, но продолжают продавать ту же самую продукцию.

Более сложными вариантами являются продажа стратегическому инвестору после одобрения правительственной комиссией при Минфине и согласования ФАС сделки свыше 800 млн. рублей. В начале августа подписан Указ Президента РФ об ответных мерах в сферах ТЭК и финансов, согласно которому запрещены любые сделки с долями, которые принадлежат компаниям из «недружественных» государств. Это останавливает ряд сделок, в частности, Siemens Energy, Citi Group и ряд других. Наименее популярный вариант ухода из России – закрыть за собой дверь и списать инвестиции в убытки. Так, например, сделала финская государственная компания VR, оставившая здесь все поезда Allegro, или американская TJX – соинвестор нашей Familia, списавшая 200 млн долларов.

Общий вывод из сложившейся ситуации: уход иностранцев не массовый, убытки для ушедших значительные (более 50 млрд долларов), а на рынке труда теперь большинство кандидатов хотят работать в отечественных компаниях.